Писатель С.Асфатуллин об Отечественной войне 1812 года
01.08.2012, 16:00
С писателем из Калуги Салаватом Асфатуллиным мы встречались по разным поводам. В основном эти встречи были связаны с одним из направлений творческой деятельности, которому он посвятил многие годы. Он автор нескольких книг, посвящённых Отечественной войне 1812 года. Что особенно актуально в год 200-летия этого события.

Нынешний приезд на родину был связан с его шестидесятилетием. Очередная встреча дала обильную пищу для беседы не только о событиях двухсотлетней давности.

- Салават Газимович, вас как писателя больше знают в Калуге, нежели в Башкирии. Насколько значимым событием стал ваш юбилей для ваших коллег там и здесь?

- Калуга отметила мой юбилей весьма достойно. Госархив Калужской области по такому случаю провёл круглый стол для профессионалов: архивистов, музейных работников, историков. Калужская областная библиотека им.Белинского провела мой творческий вечер. Пришли местные поэты – они читали свои стихи, посвящённые мне. А потом ведущий читал стихи и эпиграммы в мой адрес тех поэтов, что уже ушли из жизни. Юбилейные мероприятия прошли и здесь, в Толбазах.

- У вас на родине?

- По паспорту я уроженец Толбазов. Долгие годы жил в Стерлитамаке. Мой земляк из Аургазинского района, ныне известный стерлитамакский краевед М.Х.Сафин нашёл в архивах документы, свидетельствующие о том, что мой предок Нигаметулла из д.Усманово Уршак-Минской волости Стерлитамакского уезда воевал в 12-м башкирском полку и был награждён двумя серебряными медалями: «В память войны 1812 года» и «За взятие Парижа».

- Вопрос в тему. Как в республиканской, так и в местной печати среди историков не утихают жаркие споры о численности башкирских полков, участвовавших в Отечественной войне 1812 года. И не без оснований. Всюду только и слышно про 28 полков, в то время как в документах зафиксировано лишь двадцать. Это, конечно, тоже немало: примерно 5-6 дивизий. Но откуда взялись ещё восемь полков? Ни один историк не может толком рассказать ни о боевом пути полков под номерами с 21-го по 28-й, ни назвать хотя бы их командиров, не говоря уже о зауряд-офицерах и рядовых. А ведь этими полками должны были командовать русские офицеры в чине майора или капитана.

- Было сформировано двадцать номерных полков (то есть, реально участвовавших в боевых действиях) плюс шесть ремонтных. И два полка, которые погнали на войну лошадей. Военное ведомство не расформировало их после перегонки. Они занимались караульной службой, сопровождали пленных и т.д.

- Мне тоже попадались сведения о 28 полках, но проблема в том, что документы, на которые ссылаются башкирские историки, не являются первоисточниками. Спустя лет десять после войны, а то и позднее, башкиры какой-нибудь волости могли написать, что было 28 полков, но в документах военных ведомств эта цифра нигде не подтверждается.

- Одно такое письмо адресовано военному губернатору, второе – военному министру России. Таким людям врать не полагалось. Так что вряд ли башкиры могли писать отсебятину. К тому же, сформированные полки (я имею в виду 1-й – 20-й полки) несли потери, и есть все основания полагать, что время от времени они пополнялись. А откуда? Только из ремонтных резервных полков. Я сам несколько раз натыкался на документы, в которых говорилось, что в таком-то полку было столько-то человек, а спустя некоторое время числилось уже больше. Значит, поступило пополнение. Помимо 28 башкирских были сформированы ещё два тептярских и два мишарских полка.

- Все они относились к иррегулярным войскам?

- Не совсем. Дело в том, что наши историки, как правило, все казачьи полки причисляют к иррегулярным, тем самым априори приравнивая их к ополченцам. Меж тем, казачьи полки корпуса Платова, например, имели единую форму, вооружались огнестрельным и холодным оружием согласно циркулярам, но почему-то их не принято относить к регулярным полкам. То же самое и по тептярским полкам. Во всяком случае, 1-й тептярский полк имел единую форму и вооружение согласно нормативам лёгких кавалерийских полков.

- На старинных гравюрах, сделанных с натуры, некоторые башкирские конники изображены в казачьих шароварах с лампасами, с кавалерийскими пистолетами за поясом и даже в кавалерийских головных уборах с султанами.

- Директор Национального музея утверждает, что 1-й башкирский полк был одет в казачью форму. Я с этим не согласен. У меня собрано порядка 500-700 иллюстраций по Отечественной войне 1812 года. Из них примерно на 75 изображены башкиры. Это, замечу, оригиналы, сделанные с натуры как русскими, так и зарубежными художниками. Из них только на двух башкиры в форме. И то на одной репродукции они в Гамбурге, на другой – в Париже.

К концу войны их могли приодеть. 1-й и 2-й башкирские полки, например, воевали с первого дня до последнего. От самой границы отступали вместе со всей армией, потом наступали и закончили войну во Франции. Понятно, что за два года они могли серьёзно обноситься и получить обмундирование, предназначенное для казаков. В принципе, башкирским конникам разрешалось (и даже поощрялось) ношение казачьей формы. Но у башкир была своя национальная гордость. Они предпочитали носить свою одежду, отличительным элементом которой были зиляны (халаты).

- А что вы думаете о сценических шапках с лисьими хвостами?

- Иногда приходится слышать: «Эти шапки – филармонщина». Действительно, основатель ансамбля народного танца Башкирской АССР Файзи Гаскаров стилизовал национальную меховую шапку, пришив сзади хвост. На самом деле некоторая часть башкир (преимущественно горных) носила меховые шапки с длинными ушами. У степных башкир нередко «ушастые» шапки были из войлока. Это видно на многих репродукциях тех лет. Когда не было морозов, башкиры откидывали эти уши за спину и застёгивали их сзади специальными петельками, чтобы лучше слышать. Когда всадник нёсся в атаку, уши болтались, а со стороны было похоже на развевающиеся хвосты.

- Насколько достоверны эти рисунки?

- Повторюсь: многие сделаны с натуры. Достоверней некуда. Но среди достоверных есть самые достоверные. Например, русскому художнику А.О.Орловскому, который за серию картин и рисунков о народах России был избран академиком Академии художеств, я верю безусловно. А.С.Пушкин посвятил Орловскому такие строки:

«Бери свой быстрый карандаш,
Рисуй, Орловский, ночь и сечу!..».

Кстати, на некоторых репродукциях (в частности, на картинах того же А.Орловского) башкиры изображены с газырями на чекменях, как у кавказцев. «Газырь» – от общетюркского «хазырь», «хазер», «эзер» – «готово». Газыри выполняли функцию патронташа. Изначально в них размещались бумажные патроны с отмеренными порциями пороха и пулями. В бою бумагу разрывали зубами, порох и пуля отправлялись в ствол.

Откуда у башкир газыри – трудно сказать, но такие рисунки есть. Почему-то в сценические костюмы эти газыри не попали. А вот английские художники запечатлели башкир в кольчугах и шлемах. Это – батыры. Во многих полках имелись такие группы, которые составляли ударную силу полка.

…Мы ещё долго беседовали на самые различные темы: об участии башкир в рейде Платова на Бородинском поле (вокруг этого вопроса также идут жаркие дискуссии среди историков), о Кахыме Мурдашеве – самом экзотичном герое Отечественной войны 1812 года, о партизанском движении… Перебирая фотографии и документы из личного архива писателя, я наткнулся на весьма любопытные снимки.

«Это я в парижской квартире писателя-эмигранта Бориса Зайцева», – как бы между прочим заметил Салават Газимович по поводу одного из них. В адрес другого бросил: «Это когда меня награждали Пушкинской медалью за вклад в развитие отечественной культуры…».

Взгляд выхватил благодарности от библиотеки Конгресса США – крупнейшей библиотеки мира – и от старейшей в мире Британской библиотеки за книгу «1812-1814. Башкиры. Северные амуры. Киносценарий». Эта книга в 2004 году даже выдвигалась на Государственную премию. Но её тогда дали Белле Ахмадулиной. Оказаться в списке претендентов на награду вместе с такой поэтессой уже само по себе престижно.

В Москве, на Международном кинофестивале, посвящённом Отечественной войне 1812 года, к Салавату Газимовичу подошёл польский историк со словами: «Бог есть! Я так хотел встретиться с вами!». Оказалось, совсем недавно он опубликовал в журнале «Исторический магазин» («магазин» в переводе на русский – «журнал») большую статью «С луком на Наполеона», в которой ссылался на книги С.Г.Асфатуллина. Пользуясь случаем, выпросил у него предпоследний экземпляр его книги о «северных амурах» 1812 года.


Источник - sterlitamak.bezformata.ru
Категория: Российская история | Добавил: РФ
Просмотров: 2036 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar