Главная » Файлы » Наша литературная гордость » Литературная страничка

Талгат Ишемгулов - Ястребок
22.08.2016, 17:17
- Одуванчик, Одуванчик! – надрывалась под окном стайка мальчишек, - ты выйдешь, нет? Из-за тебя опоздаем на конный двор.

Светлоголовый мальчик-подросток, торопливо доедая, взахлеб допил остывший чай, прямо через окошко выпрыгнул на улицу.

- Как всегда опаздываешь, - пробурчал Ильнур (он атаман в этой ватаге), - слушайте сюда, я сегодня решил взнуздать Ястребка.

- Ох, ты! А если не дастся, смотри, взрослым не даётся, а уж тебе! - откликнулся Минулла.

- Я его хлебом приманю, один раз уже получилось покормить - похвастался Ильнур. Мальчишки недоверчиво смотрели на него.

Ястребок – это колхозный жеребец, на котором проехаться по деревне мечтал каждый аульный мальчишка. Умный был конь, норовистый. Его когда-то самому председателю запрягали в кошевку. По улице едет, колокольчик заливается. А как его холили, лелеяли. Вот и набаловался. Только конюху Заки-бабаю давался чистить и скрести его. Наутро глянешь, а как красиво танцует конь, шею дугой выгибает, косит глазом. Картина! Но времена меняются, прогресс неудержим, колхоз своему руководителю машину купил «уазик» с брезентовым верхом, конь ненужным стал, его отправили на конный двор. Тут еще Заки-бабай умер. Без него Ястребок бунтовал, не давал на шею накинуть хомут, брыкался, норовил укусить всех, кто смел приблизиться к нему. Взялся его приручить Сынбулат-абзый, вроде насколько терпелив и опытен был этот конюх и тот махнул рукой. Так и ходил жеребец в табуне непокоренным. Приближалась сенокосная пора. Деревенские мальчишки, как полагалось, возили сено на фермы и уже заранее намечали колхозных лошадей, которых будут запрягать в рыдванки. Конечно, кто постарше да половчее старался выбрать лошадку попригляднее, посильней, да и резвую, чтоб не стыдно было проскакать верхом на виду деревни отправляясь на водопой. А старые клячи доставались либо совсем малышне, либо слабакам навроде Одуванчика. Мальчишка и вправду был не шибко здоровый. Городской. Родители каждое лето отправляли к бабушке с дедушкой в надежде, что на деревенском молоке и сметане поправится. Настоящее имя его было Ахмет. Как он появился в деревне его стали звать «Одуванчик». А он и вправду был такой

белокожий, волосы цвета спелой пшеницы. Среди смуглых, загорелых и темных шевелюрой мальчишек деревни он выделялся своим необычным видом. Ахмет старался изменить свою внешность. Неустанно загорал, чтоб стать посмуглей, но кожа не принимала загар, только лоскутами облезала с него, принося ему страдания. Один раз упросил своих старших сестренок покрасить ему волосы в черный цвет. Хуже только сделал. В отчаянии сбрил все под «ноль». Тут совсем комедия. Белый, как мел, да голова бритая, как сдутый одуванчик. Смеху было. В общем, маялся парнишка. А насчет прозвища Ахмет даже привык… Одуванчик, Одуванчик, ну и ладно, не горшком же назвали.

- Так, слушаем сюда, - скомандовал Ильнур, - сегодня на конном дворе лошадей распределять будут. Малышня, вы с Одуванчиком, берете только старых коней, не вздумайте каких других брать, уши оборву. И не зевать. Коней мало. Кто успел, тот успел. Так, все понятно? Тогда пошли.

Уже вечерело. На конном дворе гомонили мальчишки всего аула. Они окружили калду, за изгородью которой толпились кони, ожидая, когда их поведут в ночное. Сынбулат-абзый степенно ходил среди мальчишек, раздавая им уздечки.

- Ну, джигиты, подходите по одному берите коней. Сперва младшие.

Мальчишки, которым лет по 11-12, бесстрашно входили за калду и сноровисто накидывали уздечки и выводили коней за изгородь. Настал черед подросткам уже постарше, лет 14-16, те вообще быстро взнуздывали выбранных лошадей, там же садились на них и с гиканьем выскакивали в открытые ворота. Сынбулат-абзый одобрительно смотрел на наездников и шутливо грозил кнутом лихачам. Одуванчик бестолково терся около Ильнура, ожидая его команды. Но Ильнур почему-то медлил. Уже почти всех коней разобрали, - ужаснулся Одуванчик, - останусь без коня. Наконец-то настал его черед. Он медленно подошел к коню и как-то спокойно взнуздал еще крепкого мерина, сел на спину и неторопливо выехал. Конь достался ему хороший. Не стыдно будет ездить на нем. Ну вроде всех коней разобрали. Только почему Ильнур без лошади остался? Сынбулат-абзый подошел к нему:

- А ты чего же?

-Сынбулат-абзый, я решил Ястребка попробовать взнуздать.

-Ух, ты, малай! Не справится тебе с ним. Уж на что есть джигиты в ауле и те не сладили. Сам знаешь, как скончался Заки-бабай, никому не дается.

- Сынбулат-абзый, я его уже хлебом кормил, вдруг получится.

- Не знаю. Ястребка хлебом не купишь. Поверь моему опыту.

- Может, попробуем, а?

- Ну, малай, на преступление меня толкаешь, ну давай, попробуй, а там решим.

Конь одиноко ходил по кругу калды, иногда всхрапывал и поводил глазами на толпу.

- Ястребок, Ястребок! Иди-ка сюда, хороший, гляди, что я тебе принес, - позвал Ильнур, протягивая ломоть хлеба, густо посыпанный крупной солью. Конь всхрапнул и пошел на знакомый голос. Ткнулся губами в хлеб и осторожно взял его с ладони Ильнура и вкусно захрустел солью, при этом помахивал головой, как бы благодарил за угощение.

- Видел, Сынбулат-абзый?! – заликовал Ильнур, - видел?

- Н-да, твоя правда, малай, конь к тебе привыкает.

- Разреши узду накинуть? – напирал Ильнур, - можно, можно? – и не дожидаясь разрешения, перемахнул изгородь. Ястребок всхрапнул и посмотрел на мальчишку. Сынбулат-абзый гневно прошипел:

- Назад, Ильнур, уши оборву!

- Ничего страшного, абзый. Смотрите, – и, протягивая хлеб, пошел к Ястребку. Конь спокойно дождался Ильнура и неторопливо взял угощение. Пока конь пережевывал ломоть, Ильнур осторожно накинул узду на Ястребка. Сердце мальчишки билось: Неужели получится?! Конь спокойно дал взнуздать себя. Ильнур, не веря самому себе, прыгнул на спину Ястребка. Тот не шелохнулся. Мальчишки взревели в восторге. Сынбулат-абзый махнул рукой, чтоб подъезжал к воротам. Ильнур с дури огрел кнутом бока Ястребка. Тут и началось… Ястребок резко поднялся на дыбы и пошел вскидывать крупом. Ильнура ненадолго хватило. Взлетел и шлепнулся на землю. Все в испуге замерли. Ястребок же спокойно отошел к изгороди, дескать, забирайте неумёху. Сынбулат-абзый выскочил за изгородь и кинулся к лежащему Ильнуру.

- Живой? Слава Богу. Теперь и близко не подходи к этому зверю.

- Что тут происходит? – спросил подъехавший бригадир Ирэндэк.

- Да вот Ильнур хотел Ястребка взнуздать, да тот скинул его, – сказал конюх.

- Ты что в тюрьму захотел, а если бы малай убился? Так, Сынбулат, забери коня у Ахмета, передай Ильнуру, а к Ястребку ни ногой, все понятно?

- А Одуванчика куда? – спросил Сынбулат.

- Отправишь сено сгребать. К девчонкам. Повезло тебе а, Одуванчик? Будешь, как в малине, - засмеялся бригадир и поехал дальше. Сынбулат-абзый подошел к Ахмету, виновато развел руками и вынул недоуздок мерина из рук Ахмета и передал Ильнуру. Ахмет, оглушенный решением бригадира, растерянно смотрел на Сынбулата, Ильнура, мальчишек. Те сочувствующе смотрели на него. Ахмет развернулся и побежал за стог сена. Парнишку трясло от несправедливости, и он с плачем уткнулся в жесткое прошлогоднее сено. Его окликали. Он же не отзывался. Все поехали в ночное. Ахмет, наплакавшись, вышел из своего убежища. На калде в свете сумерек одиноко чернела фигура Ястребка. Ахмет перелез изгородь и подошел к нему.

- Ну что, Ястребок, ты один и я один. Из-за твоего упрямства остался без коня. Теперь вот сено грести с девчонками. И так смеются в деревне. Мало мне было печали, ты еще добавил. Эх, ты! – Ахмет отошел к изгороди, сел на землю и, не выдержав накатившей обиды, заплакал. Он плакал безутешно, как может плакать только чистая, безобидная душа ребенка. Катились крупные слезы. Ахмет шмыгал носом и размазывал их по лицу. Вдруг замер от неожиданности. Ястребок положил ему на плечо голову. Ахмет дернул плечом:

- Отстаньте, - прошептал, думая, что, кто-то из мальчишек пришел его утешить. Ястребок требовательно начал просовывать морду под руку Ахмета. Тот не поверил:

- Ястребок, ты чего? Тоже хочешь, чтоб тебя пожалели? Хороший ты мой, ну молодец, молодец, - и пока гладил его по шее, у него мелькнула шальная мысль: «Дай-ка сяду на него. Была, не была. Хуже не будет», и мальчишка запрыгнул ему на коня. Тот вначале оторопел, затем пошел по кругу. Ахмет радостно шептал:

- Спасибо, Ястребок. Спасибо, мой хороший.

Раздался испуганный голос Сынбулата:

- Ахмет, спрыгни с коня, негодный мальчишка! Ты чего это удумал, а? Вдруг убьешься? Не слышал, что бригадир велел?

- Сынбулат-абзый, не бойся, мы с Ястребком подружились! - ликующе крикнул Ахмет, толкнул пятками в бока коня, и они вынеслись из ворот. Ястребок мягко пошел красивым галопом вдоль деревенской улицы. Сердце мальчишки радостно стучало в такт бегу коня. Сынбулат остался у конюшни и одобрительно смотрел в след скачущему мальчишке:

- Красиво идет, шельмец! Вот тебе и Одуванчик!
Категория: Литературная страничка | Добавил: РФ
Просмотров: 95 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Социальные сети
Схема проезда
Контакты
Тел.: (34789) 2-12-60 Email: mukcbs35@mail.ru
453330, РБ,
Кугарчинский р-н, с.Мраково
ул. З.Биишевой, 90.