Главная » Файлы » Наша литературная гордость » Литературная страничка

Талгат Ишемгулов - Курильская порода
09.06.2017, 16:44
Ахмедгали бабай был в смущении. Это его внучка с мужем огорошили. Старик вначале недоуменно качал головой и затем потихоньку стал досадовать. Началось все с приезда гостей.

Машина, продудев, остановилась у ворот. Зять вылез из иномарки, распахнул дверцу, осторожно достал коробку и как большую ценность внес ее в избу, затем вышел за остальными вещами. Ахмедгали поспешил следом в избу и с интересом рассматривал коробку. В ней слышались какие-то шорохи, царапания.

«Чудно, - подумалось старику, - не иначе цыплят привезли, чтоб мы присмотрели до осени. Ну, что ж, дело хорошее». Пока внучка Зульхиза целовалась с бабушкой, зять с видимым удовольствием распаковал картонку. Достал какую-то затейливую конуру, покрытую бархатистой тканью, и громко позвал в проем… «Кис-кис». Из нее, потягиваясь, выбрался довольно крупный кот. Бабка умилилась. Внучка Зульхиза засуетилась, погладила усатого.

- Бабушка и дедушка, как вы думаете, это кот или котенок? А-а, - рассмеялась она, видя растерянность в глазах стариков, - вы удивитесь. Несмотря на его крупный вид, это еще пока котенок, ему всего три месяца. Вырастет, вообще будет весить под 10-12 килограммов. Перед вами будущий кот курильской породы, очень даже редкой мраморной окраски. Нам он обошелся в 10 тысяч рублей. Это самый писк моды в Уфе.

«Вот тебе и цыплята», - помрачнев, усмехнулся старик.

Зять, самодовольно улыбаясь, сказал, подавая руки Ахмедгали бабаю:
- Ладно, ладно, Зульхиза, не хвастай, а то еще сглазишь. Ну, здравствуй, оло кайным. Как здоровье, самочувствие?
- Слава Аллаху, скрипим помаленьку, – хмуро ответил аксакал и больше для порядка поинтересовался, - сами как, ничего? Работа, дом, все в порядке?
- Слава Богу, живем, жаловаться грех, – ополаскивая руки, ответил зять.

Бабушка Амина с тревогой посмотрела на мужа, что-то ей не понравилось в поведении своего старика. Чем-то он недоволен, кабы не взорвался, характер еще тот. И чтоб отвести грозу, засуетилась, захлопотала на кухне. Вскоре позвала к чаю. За столом внучка Зульхиза не умолкала, тараторила без умолку, поведала обо всем. Бабка по женской привычке все это слушала со вниманием. Зять же, так же держа себя внушительно (была в нем такая черта - относится к окружающим чуть свысока), развивал свои разговоры. Рассказал, кто какую машину купил, построил дом, какую обстановку в доме поставили. О некоторых людях говорил с завистью, о других - с презрением. Ахмедгали бабай слушал, все больше мрачнея. Бабка Амина, видя его недовольное лицо, переводила разговор на другие темы, так нет ведь, внучка с зятем, будто заколдованные, возвращались в прежнее русло.

Тут еще масла в огонь добавила Зульхиза:
- Бабушка, дедушка. У нас вот такая просьба. В общем, присмотрите за нашим котом месяца три, а то у меня нет времени, муж постоянно на работе. Ну не нанимать же прислугу. Да и денег это стоит. И вам будет не скучно. А мы временами будем приезжать и забирать его, когда солидные люди будут у нас в гостях, надо же им показать, что мы не деревня какая-нибудь, а городские, и знаем толк в редкой породе.

Зять вообще распоясался:
- А-ха, купили самца, потом купим самку и наладим бизнес, через вязку котов и самок и, конечно, продажей котят. Какой большой рынок, это не то, что Уфа… Москва на очереди. Представляете, какие это деньги. В общем, сделаем такую кошачью ферму, ха-ха-ха… - рассмеялся зять, внучка так же заливисто подержала мужа, - а за котом мало надо ухода. Корм мы привезли, лоток для справления нужд, чистый песок вон в коробочках. Да еще расписание, как его кормить и в какое время.
- Это еще что, - добавила Зульхиза, - вот по весне щенка купим, тоже редкой породы, нам обещали, правда, дороговато, что-то около 25 тысяч. Но ничего, потянем, да, муженек?
- Как-нибудь вывернемся. Зато полный комплект будет, не хуже чем у других. Надеюсь, оло кайным, приютите нашего кота? Если вопрос в деньгах, скажите, не обижу.

Тут-то и грянул гром. Старика особенно возмутило последнее, о деньгах. Ахмедгали бабай начал потихоньку, как обычно начинается всякое ненастье с маленькой тучки, что все больше наливается темной глухой силой.
- Ты скажи-ка мне, зятёк, сколько лет ты живешь с Зульхизой?
- Да уж пять лет, - обменявшись недоуменными взглядами с женой, ответил он.
- А что ж вы до сих пор не удосужились родить ребенка? Мы ведь беспокоимся.
- Ай, дед, рано еще, - беспечно отмахнулась внучка, - вначале для себя пожить надо, потом детей плодить, а то так вся молодость и пройдет в пеленках да в распашонках.

Туча все больше темнела.
- Вы вот мне тут кота привезли, гордитесь им. Это, видишь ли, писк моды, теперь для большего гонора пса какого-то купить хотите.
- Ну чего, дед, разошелся, - попыталась разрядить обстановку бабушка Амина, - другие времена, другие нравы, будут еще и дети, и другие семейные хлопоты. Давайте лучше чай пить.
- Ты, старая, не сбивай, – наливаясь яростью, сказал аксакал, а затем, обращаясь к молодым, - добрые люди детьми гордятся, а вы всякими кошаками, да собаками надумали хвалиться. Ишь вы какие! Курильская по-ро-да-а-а! – передразнил старик. - Возомнили о себе, дескать, они не простота какая-нибудь деревенская, а птицы высокого полета… кошка с собакой есть. По улице будет не стыдно пройтись, а то люди засмеют. Дожили. О человеке по детям судят, а не по каким-то усатым-полосатым, да гавкающим. Вот что… забирайте вашу дорогую животину и убирайтесь. Вы купили, вы и смотрите за ним, а мы не прислуга. Правнука родите, приезжайте. А эту нечисть вон из дома. Кошка должна ловить мышей, а вы молитесь на нее… Тьфу!

Зять и Зульхиза озадаченно переглянулись и встали из-за стола. Бабка Амина растерянно металась по кухне. Зульхиза недовольно сжала губки и, цедя сквозь зубы, сказала:
- Ну, спасибо, дед, за прием и ласку. Так-то ты любишь нас? Со двора гонишь.
- Я не вас гоню, а дурость вашу.
- Да что б ты понимал в современной жизни, дед.
- Я понимаю только одно, как учили меня с детства: «Когда человек начинает жить для себя, в нем поселяются пороки». Так и у вас.
- Ну, ладно, - обиженно протянула внучка, - больше не будем приезжать.
- И не приезжайте, - пробурчал старик, - зачем нам глядеть на вас, пустопорожних.

Зульхиза возмущенно похватала сумки, зять же аккуратно засунул драгоценного кота в конуру, осторожно упаковал коробку и вынес к машине. Расстались молча. Только бабка Амина пыталась засунуть гостинцы в сумки. Зульхиза отталкивала свертки.
- Не надо, бабушка. Вон лучше деда покорми, а то он весь высох от злости.

Машина фыркнула, взвизгнув шинами, рванула от ворот. Бабка Амина вернулась в избу, присела около старика и горестно проговорила:
- И что ты наделал? Ведь больше не приедут. И так редко наезжали, а тут ты вовсе охоту отбил.
- Иначе нельзя, теперь пусть думают да делают выводы, - неуступчиво ответил аксакал, - а ты не жалей, не трави душу. Курильская порода…

Солнце клонилось к закату.

Прошел год. Внучка с мужем и вправду больше не приезжали. Бабка Амина вся извелась. Ахмедгали бабай тоже переживал, только не показывал вида.

Как-то уже за ужином бабка Амина насторожилась, прислушалась.
- Ну чего вся извертелась? – прихлебывая из чашки, недовольно спросил дед.
- Да вроде машина остановилась у ворот.
- Пустое. Вон ветер какой на дворе. Все скрипит да гнется. Не мудрено и ослышаться.

Раздался стук. Затем дверь распахнулась, и веселый голос зятя спросил:
- Хозяева дома? Пустите за порог, али нет?

И в проеме двери показалась Зульхиза с запеленатым ребенком в руках. Старики встрепенулись. Бабка Амина, ласково подвывая, кинулась навстречу.

Зять торжественно сказал:
- Вот, оло кайным, как ты велел не приезжать без детей, мы так и сделали. Вот держите. Ваш правнук.
Ахмедгали бабай трясущимися руками принял сверток, подержал и отдал жене, та уж вся изсюсюкалась, глядя на спящего малыша. И уже за ужином аксакал спросил:
- А кот ваш где?
- Кот издох, бизнес не пошел. Собака хлопот много приносила, да денег изводила. Вскоре на другую породу мода пошла. В общем, не угонишься. Тут ваша внучка сообщила, что беременна. На радостях… решили собаку продать. Вот и все дела.
- Ну, дай Бог, дай Бог! – набожно сказал аксакал. После ужина старик с чердака принес сэнгелдэк* и приладил ее к потолку. Правнука осторожно уложили в нее.

Тем временем наступила ночь. Уставшие молодые быстро уснули. В избе все затихло, только старики не спали. Качая ребенка в люльке, бабка Амина толкнула мужа и сказала шепотом:
- Если бы не ты, глядишь, такой радости и не дождались бы.
- А то! Ладно, давай я покачаю, – аксакал осторожно толкнул сэнгелдэк, и ласково смотря на младенца, прошептал, - ишь, какой молодец. Слышь, старая? Курильская порода.
- Ты опять? – возмутилась бабка. Дед усмехнулся, продолжая качать сэнгелдэк.

Взошедшая луна желтым глазом заглянула в окошко избы. Над деревней повисла сонная тишина.

* с башк. – колыбель.
Категория: Литературная страничка | Добавил: РФ
Просмотров: 171 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Социальные сети
Схема проезда
Контакты
Тел.: (34789) 2-12-60 Email: mukcbs35@mail.ru
453330, РБ,
Кугарчинский р-н, с.Мраково
ул. З.Биишевой, 90.