Моя солнечная библиотека. Отрывок из эссе
29.08.2013, 17:12
...Как ни силюсь, лица своего первого библиотекаря вспомнить не могу – ни имени, ни голоса. Но и по сей день отчетливо ощущение, которое испытала в маленькой, древней, как сказочная лубяная избушка, местной библиотеке: мне было хорошо.

Скорее всего, ее негромкая хозяйка была хорошим библиотекарем. Может, потому что не лезла с нравоучениями; и не навязывала, а так, потихонечку, подвигала хорошие книги поближе. А однажды даже подарила мне списанную книгу «Летящие сказки» Владислава Крапивина, чем несказанно меня осчастливила.

…А сегодня, склоняясь над библиотечной кафедрой, я сама наблюдаю за детьми. Думаю, кто-то из школьников, завсегдатаев библиотеки, не запомнит моего лица. Но разве это важно? Главное, чтобы им, как и мне когда-то, здесь было хорошо.

Процесс приобщения к чтению деликатный. Это процесс секретничания, «щека к щеке», возможный только на волне высокого доверия. Потому библиотекарь должен быть предельно искренним. Вчера я поддакивала старшекласснице, что читать «Войну и мир» и мне когда-то было неинтересно: поначалу приходилось пропускать войну и выискивать мир. Но это не совсем потому, что я не доросла. Романы-эпопеи – не постраничные вещи, от них важно общее ощущение, атмосферность, их надо читать сразу много, а не так рвано-фрагментарно, как обычно случается в школе.

Я призналась девочке, что перед поступлением в институт изрядно покорпела над страницами «Войны и мира» по ночам – был совсем другой результат. Вот тогда мне довелось ощутить почти физически, как горела Москва, даже сизый запах дыма стоял в комнате – до мурашек. Я видела мокрые от слез глаза Пьера Безухова за толстыми линзами, и, словно в голографическом изображении, – хвост огненной кометы 1812 года.

Школьница мне пообещала, что когда-нибудь найдет время на все четыре тома. Может, в каникулы, может, сразу по окончании школы. Я была честна с ней, надеюсь, и она сдержит свое слово.

С некоторых пор я заметила, что многие родители, приходя с детьми, берут книги для них и боятся спрашивать книги для себя, как будто стыдятся – просто забыли, как это делается. В этом случае деликатность библиотекаря и пристальная, почти врачебная наблюдательность способны вывести каждого «пользователя» на разговор и обратить в «читателя».

…В моей библиотеке работают хорошие люди. Они умеют вести диалог. Чтобы человек расслабился, стал самим собой. Захотел дружить. Спорить. И даже вместе – плакать (мы предлагаем и такие книги, мы уверяем: они не вредные, хотя современные люди скупятся на эмоции). Иногда я прошу читателя что-то посоветовать мне. Сообщаю по секрету, что библиотекари не все прочитывают «от корки до корки», а мне было бы интересно вот так, наоборот, узнать, что затронуло вас.

Уникальны в нашей стране не только библиотекари, но и читатели. Несмотря на то, что бешено меняется мир, большинству их них, как и в былые времена, недостаточно взять книгу, они хотят сердечных бесед о своих детях и проблемах на работе. Отработать во вторую смену в библиотеке – значит, провести вечер со своей большой библиотечной семьей.

…Признаюсь, мне одинаково дороги все, кто приходит за книгами: и старики, с их капризами и придирчивостью, и дети, которые смешат нас, библиотекарей, спрашивая то книги поэта «Чучева», то «Песнь о вещем олене», и студенты, тем, что нагружают нас неслыханными запросами. Все они не дают нам очерстветь, механически выполняя свою работу.

Автор: Татьяна Кадникова (Авдеева),
участница Всероссийского конкурса «Библиотекарь года-2013»
Источник - www.mk.ru
Категория: О чтении, библиотеках и библиотекарях | Добавил: РФ
Просмотров: 6655 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 2.7/3
Всего комментариев: 0
tag to the of your page -->
avatar
Кугарчинская ЦРБ © 2024