История одной судьбы
12.05.2012, 14:45
На дворе 2012 год, в России он проходит под эгидой Года Российской истории. В этой человеческой судьбе, о которой я хочу рассказать, часть истории, хотя простой ее едва ли назовешь.

О таких, как Анна Никитична Николаева, говорят "дети войны". Родилась она 7 ноября в 1927 году в простой крестьянской семье, в с.Семено-Петровское. Вот что вспоминает моя героиня о своей жизни: " Моя мама, Федорова Лидия Акимовна была из бедняков, а отец — Федоров Никита Николаевич считался средняком, так как имел в хозяйстве две коровы, две лошади и жнейку. В 1933-1934 годах их раскулачили. Был голод, много людей умерло. Нашу семью хотели сослать , тогда мать с отцом и развелись (добрые люди подсказали). Хозяйство передали в колхоз, отца угнали в Сибирь, мама с пятью детьми осталась в селе.

Отец вернулся домой через три года. Но в 1937 году семью постигла другая беда: случился пожар, сгорело все хозяйство. Стоял жаркий август и вместе с нашим домом, в деревне погорели еще шесть дворов. Мы остались в том, в чем были. В 1939 году отец умер, а в 1941-ом началась война...

Много повидали в жизни: и голод, и холод..., и милостыню собирали. Помню так же, как отцу с Москвы прислали документы о реабилитации с указанием вернуть все, что было отнято, но он уже был при смерти. А мать неграмотная, хлопотать не могла. Она много работала, была передовой колхозницей. Награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.»

На момент начала войны мне было 13 лет. Училась в 5 классе Юмагузинской школы, но закончить обучение не пришлось.

Ходили мы в лаптях, а они зимой промокали, вот в марте и пришлось учебу бросить. А в апреле забрали на сплав леса. Снег еще был глубокий, идешь в лаптях и проваливаешься, на горбу несешь чугунки. Гнали лес по р.Белой от Иргизлов до Мелеуза. Помню десятника Галеева из д.Сарышево, который руководил бригадой. Выдавал он нам по кружке пшеницы и по ложке масла. Пшеницу жерновали, мололи и варили затируху с травой (если находили).

Бывало, покупали рыбу, но денег, как правило, не было, меняли на что-то, иногда рыбаки давали просто так. Привозили мясо исхудалых лошадей. Смены длились по полтора месяца. Самой тяжелой, страшной была первая смена, во вторую все же было легче — сухо, тепло. Потом работали в колхозе на лобогрейках. В тот же год отправили на лесоразработку (с ноября до марта месяца рубили лес). «Куркатов», «Комсомольск», «Шанск» - так назывались делянки. Мы свою норму заканчивали вперед всех колхозов. А работали-то в бригаде одни девчата 14-16 лет, был приставлен бригадир Сорокин Семен, 70-летний старик. Помню, как за хорошую работу выдавали каждой премию: платок, тарелку толченой картошки и хлеб - 400 гр."

Судьба Анны Никитичны похожа на тысячи других, чье детство совпало с годами войны, кто пережил голод, холод и непосильный труд. Шутка ли, норма леса на вырубку составляла в день 4 кубометра. Пилили вековые сосны, которые и руками не обхватишь, ручными пилами.

"Сначала делали зарубы, а потом начинали пилить. Когда допиливаещь дерево, оно начинает крутиться и не знаешь, в какую сторону упадет. Так вот деда Сорокина ветвями и снегом засыпало. Мы девчата перепугались, сразу в слезы, скорее начали откапывать его. А он боевой был дед, говорит: «Ничего мне не будет, пилите, пилите, работайте, не плачьте...». Да еще и ругается: «...Чего воете как волки!». Делать нечего, откопали его из под снега, грыжу "заправили" и дальше работать.

Всякое бывало. Однажды возвращаясь домой, а ехать-то не на чем, мы на тяжеловозных трасских лошадях, дед Сорокин и Галкин пешком. Вот они и заблудились ночью. Мы дошли до Уваров, а их нет, зима, сорок градусов мороза. Пошли на поиски. Спаслись они тогда в омете сена.

Работа на сплаве, холод ледяной воды, который пробирал аж до сердца, не прошли для юной девочки Нюры бесследно, - она заболела. Но продолжала работать в правлении колхоза учетчицей. А в 1944 году ее призвали в армию.

При военкомате в г.Мелеуз с ноября по февраль училась на водительских курсах, проходила стажировку (машины тогда топили чурками). Доставляли зерно по колхозам, соль в города Стерлитамак, Ишимбай. Лишь ближе к концу войны пригнали новые американские машины «Шевроле», «Студебеккер» и «АМО», на которых тоже довелось немного поработать. Возили на станцию американские продукты: вермишель, сахар, рыбу, омлетную муку, печенье. А сами даже и не знали, что это такое.

Вот так преодолевая все трудности и невзгоды, женщины и дети в тылу вносили свой вклад в Великую Победу.

"9 мая были в рейсе, ночью, а утром приезжаем, машины все начищенные стоят. Спрашиваем сторожа: «Почему все машины в парке, не в рейсах?». А он улыбается и говорит: «А вы не слыхали? Война кончилась!».

Война закончилась, но легче не стало, необходимо было поднимать страну из руин. Теперь уже Анну Никитичну с колхоза по вербовке отправляют на стройку, в Ильзякский район, что за Уфой.

"До места назначения шли пешком. Жили на острове (кругом р. Белая) в бараках. Стоял невыносимый холод, рубили лес. А работали с расконвоированными людьми. Были еще и сосланные за предательство немцы из Поволжья. В марте, пока Белая была мерзлая, мы убежали оттуда. Пришли в контору в Уфе, нас чуть не пересажали. Но потом направили на кирпичный завод, что в районе «Зеленой рощи».

Переобули в деревянные ботинки, т.к. в цеху было так жарко, что волосы трещали. И тут работали с пленными немцами, правда недолго, потом их всех собрали и куда-то угнали. Остались одни японцы, все молоденькие как и мы. Относились к нам хорошо, давали свой паек — мыло, сахар. А мы над ними зло подшучивали, хулиганили. Они сердились. А когда уезжали к себе на Родину, прощаясь друг с другом плакали, нас, девчат, звали с собой: «Мадам, ойда со мной в Токио, у меня мадам там нет».

Помню еще как пекли картошку в трубе, откуда дым идет. Так двое девчат отравились газом, умерли."

Сама Анна Никитична чуть не погибла, когда по реке Белой на лодке возили горючее. Спасло то, что хорошо плавала.

"В тот год по весне было сильное половодье. Мы, шестеро девчат, на лодке везли бочку с горючим. В районе Цыганской поляны на встречу шел пароход, а другой вышел с берега. Так получилось, что волной захлестнуло нашу лодку, и она перевернулась. Помню, как какое-то время держалась за лопости, но потом сорвалась и очутилась под пароходом. Думала - все. Утону, съедят меня рыбы. Стало жалко маму.

Всех девчат выловили из воды, а меня-то потеряли, наверное, унесло течением. Но я выплыла, а рядом уже и нет никого. Плыла долго, потом увидела нашу перевернутую лодку, ухватилась за нее. Как и что кричала, от страху и не помню. С берега меня увидели двое мужчин в форме. Затем прислали спасательную моторную лодку. Так вот и спасли, проводили в общежитие.
Домой вернулась в 1948 году. Спустя год, опять вербовали на год. В 1950 году работала в геологоразведочной партии (д.Ворошиловка, Оренбургская область). Разведывали уголь. Надо сказать, что земли у нас богатые, выявляли богатые месторождения угля.

Там же в геологоразведочной партии я познакомилась со своим мужем, фронтовиком Николаевым Николаем Ивановичем. На войне он был ранен, лишился двух ребер, рука была задета пулей и осталась без движения. Вместе вырастили и воспитали четырех детей: старший сын Михаил всю жизнь проработал в колхозе (инвалид второй группы); Алексей остался служить в армии прапорщиком. Сейчас уже на военной пенсии, живет в г.Ярославле.

Дочь Люба работала секретарем, бухгалтером, в данное время так же на заслуженном отдыхе, живет в г.Мелеузе. Младший сын Анатолий работал на строительстве Юмагузинского водохранилища, потом на севере, в Уфе. А сейчас вместе с другом в родном селе открыли пимокатный цех. Есть у меня есть семь внуков и шесть правнуков."

Воспоминания о прожитой жизни даются Анне Никитичне тяжело. На глаза невольно наворачиваются слезы, особенно когда речь идет о военных годах. Уже после войны она нашла место гибели брата Михаила, 1923 года рождения, который сгорел в танке в г.Люблено (Польша), перед домом №10. Другой брат Андрюша, 1925 года рождения, тоже воевал, вернулся раненым, умер в 1975 году. Брат Александр (1930 г.р.), сестра Надежда (1933 г.р.) ныне также проживают в с Семено-Петровское.

"Всего-то ведь и не расскажешь. Просто удивительно как на одной затирухе из лебеды выжили. Еще и работали. Думаю, поймут меня те, кто все это пережил, старшее поколение. А вот нынешнюю молодежь мне жалко: избалованные, слабенькие, работать не хотят, все больше ищут развлечения, губят свое здоровье спиртным, наркотиками. Так хочется сказать, чтоб одумались. Ведь случись чего, как же будете жить?"

Самой же Анне Никитичне в год ее 85-летия, а также в канун праздника дня Победы хочется пожелать здоровья, долгих лет жизни, счастья, мира и добра.

Беседовала Эльвира Мансурова,
зав. Семено-Петровской сельской библиотекой

Источник - Кугарчинские вести №52 от 05.05.2012
Категория: Мы в прессе | Добавил: РФ
Просмотров: 2164 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
tag to the of your page -->
avatar
Кугарчинская ЦРБ © 2024